Знаменитости с диабетом первого типа

Знаменитости с диабетом первого типа

Если бы Джеймс не воспользовался шансом стать танцором, он бы работал в роддоме. До начала своей карьеры на сцене, он учился на подготовительных медицинских курсах, хотел стать акушером.

Конечно, он танцевал с детского возраста. Посещал уроки джазового танца и степа с 8 лет, участвовал в различных школьных театральных постановках. Но совсем не думал о том, что будет заниматься подобным видом искусства профессионально. Пока не влюбился в балет и современный танец. «Судьбоносного момента, когда я взял и решил заниматься танцами не было. Я просто увлекался все больше и больше».

Джеймс Семсон выбрал карьеру на сцене… Если бы его мечта не осуществилась, то он вернулся бы в медицинский колледж. Это было более 10 лет назад (сейчас ему 39 лет). В настоящее время Семсон работает в имеющей мировую известность школе танцев — Paul Taylor Dance Company. Несмотря на наличие диабета, он умудряется использовать возможности своего тела по максимуму.

Как джеймс начал работать с гуру современного танца

Паул Тейлор был кумиром Семсона задолго до того, как наш герой присоединился к его школе. Легендарный хореограф широко известен в определенных кругах, как основоположник современного танца. Преподаватель в колледже сказал Джеймсу, что он может попытаться попасть в труппу Тейлора, его талантов вполне хватит, чтобы совершенствоваться в подобном виде танцев.

После двух лет обучения в Шарльстонской Балетной школе, Джеймс почувствовал, что он набрался достаточно опыта для того, чтобы двигаться дальше. Семсон отправился в Нью-Йорк для занятий в школе Тейлора. Сам Тейлор выбрал его в качестве временной замены одного основного танцора, который восстанавливался после травмы. «Эта была возможность, дверь была открыта», говорит Семсон.

Все эти события происходили в 2001 году. Подразумевалось, что Джеймс будет там работать полгода по временному контракту, но так получилось, что он состоит в труппе и в настоящее время.

Диабет и сцена

В следующем году (ему тогда исполнилось 27 лет) Семсон вернулся из Китая после гастролей. Он чувствовал себя немного не в порядке, заметил, что теряет вес, появилось чувство сухости во рту и, может быть, он стал немного чаще посещать туалет. Но Семсон обратился к врачу совсем не с этими жалобами. У Джеймса была аллергия на какой-то ингридиент традиционной китайской еды. Чтобы выяснить причину сыпи, доктор назначил различные анализы, в том числе и на уровень глюкозы крови. Тогда ему и поставили диагноз – сахарный диабет 1 типа.

Семсон не стал отказываться от своей мечты. «Я человек, который не слишком беспокоится, если видит препятствия», говорит он. Поддержка доктора, который настаивал на том, чтобы Джеймс продолжал делать то, что он задумал, тоже сыграла свою роль.

Хотя Семсон постарался принять наличие диабета спокойно, это не значит, что он беззаботно отнесся к заболеванию. «Я осознал, что это то, что меняет мою жизнь», рассказывает он. «Я осознал, что танцевать с диабетом не так просто и несет определенный риск моей карьере. Если я не позабочусь об этом, и заболевание повлияет на мои выступления, я могу потерять доверие моего босса, Паула Тейлора.»

Для того, чтобы быть уверенным в том, что ничего не случится, Джеймс стал искать информацию про сахарный диабет, действовать путем проб и ошибок. «Моя самая большая проблема была, если взглянуть назад, что я вводил слишком много инсулина», говорит он.

У него была серьезная гипогликемия на сцене лишь однажды, спустя три года после постановки диагноза, во время представления Бал Стервятников в Нью-Йорке. «Я почувствовал, что отстаю. Мне было тяжело концентрироваться на следующих движениях.», вспоминает Джеймс. «К счастью, я танцевал в квартете и мог наблюдать за своими напарниками». Когда только он смог удалиться со сцены, на время его место занял дублер. После выпитого апельсинового сока сахар крови вернулся к норме, Семсон продолжил танец, публика ничего не заметила.
Этот эпизод гипогликемии заставил Джеймса более внимательно относиться к контролю глюкозы перед выступлениями.

Он стал проверять сахар крови перед каждым танцем, чтобы убедиться, что он между 6,6 и 8,3 ммоль/л. «Если я вижу сахар 6,1 ммоль/л, то это уже настораживает меня», говорит Семсон.

Джеймс предпочитает держать рядом с собой за кулисами апельсиновый сок для купирования гипогликемии. «Мне проще выпить сока, чем есть что-либо, ведь я должен вернуться на сцену», говорит он. «Я не хочу начать танец, прожевывая что-то, боюсь, что еда вывалится изо рта) да и двигающиеся челюсти во время танца смотрятся не очень красиво».

В настоящее время Семсон использует CGM (датчик непрерывного мониторирования глюкозы), он приобрел его 5 лет назад. Трансмиттер, который прикреплен к его коже, достаточно мал по размеру, чтобы можно было его спрятать его в одежде. «Я ношу его на талии, если я танцую в паре, то меняю место. Даже если костюм на выступлении подразумевает отсутствие рубашки, я нахожу место, где могу его спрятать», рассказывает Джеймс. «Мне нравится, что могу видеть мою глюкозу крови 24 часа в сутки».

Но больше всего ему нравится в мониторе глюкозы наличие стрелочек – трендов. Они указывают, поднимается ли сахар крови, снижается, или остается на одном уровне – с помощью однократного измерению глюкозы крови глюкометром подобную динамику невозможно оценить. «Это помогает мне понять – сделать укол инсулина или поесть, знать подобные вещи перед танцем очень важно», рассказывает Джеймс.

Физическая форма танцора

Как человек, который должен иметь хорошую физическую форму для успешной карьеры, Семсон понимает ценность здорового питания и упражнений – даже во время гастролей. «В отелях почти всегда есть спортзалы, при возможности я стараюсь там тренироваться», рассказывает он. Если Семсон не выступает, то репетирует, готовится к показам.

Дважды в год он проводит шесть недель в студии (каждый день с 12.00 до 17.00), изучая новые танцы. Джеймс регулярно занимается балетом, фитнесом и йогой.

Семсон внимательно относится к выбору еды. «Я не следую специальной диете», говорит он. «В уме я знаю, что могу съесть, что угодно и подколоть соответствующее количество инсулина. Но так как я танцор, то должен оставаться в форме.»

С момента постановки диагноза Джеймс не пьет соки и содовую, только во время гипогликемии. Он старается употреблять в пищу низкоуглеводную, содержащую много белка пищу. Обычный его обед, например, включает много овощей и протеина, такого как курица, свиные отбивные и рыба.

В день перед выступлением Семсон питается легко – достаточно для того, чтобы иметь достаточно энергии, но ни в коем случае не переедает. Завтрак обычно содержит много белка, например омлет с мясом и овощами. Низкое содержание углеводов в таком блюде позволяет ему ввести меньшую дозу гормона, что снижает возможность передозировки инсулина, гипогликемии во время представления.

Хотя Джеймс очень внимательно относится к тому, что он ест до выступления, все меняется, когда шоу заканчивается. После двухчасового выступления или репетиции он может позволить себе гораздо больше. «В это время я могу съесть что угодно,» рассказывает он. «Я не сдерживаюсь. Я могу взять даже бургер и картошку фри».

Для Семсона тяжелее всего следовать принципам здорового питания, когда он путешествует. Когда его труппа на гастролях, выступает на различных мировых площадках, достаточно трудно быть придирчивым в еде. Это не проблема, например, в Чикаго, но за границей не всегда можно правильно посчитать количество углеводов в блюде. На всякий случай Джеймс берет с собой в путешествие зерновые и протеиновые батончики (вместе с разными диабетическими принадлежностями, включая глюкометр, тест-полоски, инсулин, сенсоры для монитора глюкозы). «В дороге я стараюсь как могу», говорит он. «Я всего лишь человек и у меня тоже бывают плохие дни».

Планы семсона

За двенадцать лет Джеймс хорошо изучил свой диабет. «У меня больше не было тяжелых гипогликемий», говорит он. «Я очень хорошо ощущаю высокий или низкий сахар».

Его товарищи в танцевальной труппе знают о его заболевании. «Иногда, когда я допускаю какие-то ляпы, они могут намекнуть мне, чтобы я проверил сахар крови.» Его боссы тоже осведомлены о наличии у Джеймса диабета, каждый, кто с ним работает, может помочь Семсону в случае гипогликемии.

В ноябре Семсон планирует поехать в Арлингтон, штат Техас, чтобы посмотреть на выступление своих студентов. Это первое шоу, в постановке которого он принимал большое участие. Но, несмотря на то, что ему понравилось учить хореографии, Джеймс не собирается уходить со сцены. Ничто не может преуменьшить его страсть к танцам – ни успешная деятельность в качестве педагога, ни интерес к режиссерской работе, ну и, определенно, ни диабет.

Примечание переводчика: Такой красавчик!

Что мне понравилось в танцоре больше всего – Джеймс кардинально изменил свои жизненные планы в достаточно зрелом возрасте, а когда он заболел диабетом, то все равно не отказался от своей мечты.

Перевод: Полина Ни



Source: moidiabet.ru


Добавить комментарий